Oh, honey

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Oh, honey > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — пятница, 17 августа 2018 г.
| | | уютный хён 17:41:45
­­

Пусть день начинался плохо,но вышел крайне плодотворным.Трижды­ гоняли на рынок,приготовил котлет,сварил супец родичам.Заплатил за квартиру.
Отдраил квартиру от и до.Заказал вещей с алика себе.Тех что давно хотел.
Вполне теперь в хорошем настроении.Успел мимолетом пальнуть новый выпуск Monsta X ray.
Теперь остаток вечера посвящу Куплинятинке.
Ееее~

Вчера — четверг, 16 августа 2018 г.
[ Много постов ] Earl Sher. 21:49:43

Больно всегда.­ Да, боль - это жизнь.

Кажется, количество моих постов за сегодняшний день просто зашкаливает.

На самом деле на данный момент пребываю в слишком тошном состоянии.
Такое чувство, что я сдерживаю в себе какую-то сильную истерику.
Это то самое состояние, которое мне уже было слишком хорошо знакомо.
Меня преследуют воспоминания и одолевают мысли.
Я должен собраться, черт возьми. Я должен найти выход из всех ситуаций.
Сегодня мне отец сказал фразу: "Не делай такой вид, будто у тебя вся жизнь пошла под откос".
А я так себя и ощущаю. И я действительно не знаю, чего хочу от этой жизни.
В личной жизни - провал. В учебе/работе - провал. В поведении - провал.
Я не знаю, что мне делать и как поступать.
Хочется от всего сбежать. Далеко. Спрятаться. Но так не бывает.
Я должен собраться, пораскинуть мозгами, решить что-то для себя и жить дальше.
Приняв многие факты, приняв многое.
Но нет же, я упертый баран, который будет биться в закрытые двери. Туда, куда ему не надо.

В последнее время мне снятся сны. Каждую ночь.
Я просыпаюсь и радуюсь, что все это был сон.
Каждый раз какой-то интересный триллер, фантастика, детектив.
Интересно, но все же факт того, что все это сны, меня радует каждый раз.
Понять бы, что все это означает.

Сегодня всего от пары затяжек я почувствовал, что мне становится крайне хреново.
Похоже, пора всерьез задуматься и искать иные альтернативы снять напряжение и выплеснуть злость.
В ближайшее время мне придется много перешагивать через себя, через свою гордость, через свои убеждения.
Придется многое выслушивать.
Боги Асгарда, дайте мне сил не спиться, не подохнуть от курения и не растерять какие-либо дружеские отношения в моей жизни.


показать предыдущие комментарии (1)
22:06:59 Earl Sher.
Я даже рад это слышать.
22:11:25 B.S. bebe l exit. l
Надеюсь кому-то повезёт найти решения
22:15:22 Earl Sher.
Решения всегда найдутся. Как у Вас, так и у меня.
22:23:18 B.S. bebe l exit. l
Вот,верно!без оптимистичных нот никуда
А вообще хочется куда-нибудь сорваться Фюрер безлунных ночей 00:15:25
А вообще хочется куда-нибудь сорваться.

Смотрел на звезды, как год назад. На том же месте. Ничего не изменилось, все так же созерцают. А я тогда сначала молил о поступлении, потом о смерти. Сейчас — уже ни о чем. Просто посмотрел в ответ в это безмолвие. Они любят и ждут, а чем путь тернистее, тем радостнее будет возвращение. Мой путь именно таков, теперь я осознал. Нам будет трудно, но это терпимо? Не слышал ничего более жизненного. Марс меня звал нестерпимо, последние несколько дней только в него и смотрюсь. Мотает, конечно, знатно. Год назад я бы не поверил, и точно не знаю, был бы разочарован или наоборот... столько пережил за эти годы похорон, сколько сменил домов, от скольких отрекся. Не велика ли плата за мое небо в алмазах? Соответствующа. Сорваться — и в космос, всем.


­­
Позавчера — среда, 15 августа 2018 г.
Бродский. Renisan 10:32:52

«Вертумн»

I

Я встретил тебя впервые в чужих для тебя широтах.
Нога твоя там не ступала; но слава твоя достигла
мест, где плоды обычно делаются из глины.
По колено в снегу, ты возвышался, белый,
больше того - нагой, в компании одноногих,
тоже голых деревьев, в качестве специалиста
по низким температурам. "Римское божество" -
гласила выцветшая табличка,
и для меня ты был богом, поскольку ты знал о прошлом
больше, нежели я (будущее меня
в те годы мало интересовало).
С другой стороны, кудрявый и толстощекий,
ты казался ровесником. И хотя ты не понимал
ни слова на местном наречьи, мы как-то разговорились.
Болтал поначалу я; что-то насчет Помоны,
петляющих наших рек, капризной погоды, денег,
отсутствия овощей, чехарды с временами
года - насчет вещей, я думал, тебе доступных
если не по существу, то по общему тону
жалобы. Мало-помалу (жалоба - универсальный
праязык; вначале, наверно, было
"ой" или "ай") ты принялся отзываться:
щуриться, морщить лоб; нижняя часть лица
как бы оттаяла, и губы зашевелились.
"Вертумн", - наконец ты выдавил. "Меня зовут Вертумном".

II

Это был зимний, серый, вернее - бесцветный день.
Конечности, плечи, торс, по мере того как мы
переходили от темы к теме,
медленно розовели и покрывались тканью:
шляпа, рубашка, брюки, пиджак, пальто
темно-зеленого цвета, туфли от Балансиаги.
Снаружи тоже теплело, и ты порой, замерев,
вслушивался с напряжением в шелест парка,
переворачивая изредка клейкий лист
в поисках точного слова, точного выраженья.
Во всяком случае, если не ошибаюсь,
к моменту, когда я, изрядно воодушевившись,
витийствовал об истории, войнах, неурожае,
скверном правительстве, уже отцвела сирень,
и ты сидел на скамейке, издали напоминая
обычного гражданина, измученного государством;
температура твоя была тридцать шесть и шесть.
"Пойдем", - произнес ты, тронув меня за локоть.
"Пойдем; покажу тебе местность, где я родился и вырос".

III

Дорога туда, естественно, лежала сквозь облака,
напоминавшие цветом то гипс, то мрамор
настолько, что мне показалось, что ты имел в виду
именно это: размытые очертанья,
хаос, развалины мира. Но это бы означало
будущее - в то время, как ты уже
существовал. Чуть позже, в пустой кофейне
в добела раскаленном солнцем дремлющем городке,
где кто-то, выдумав арку, был не в силах остановиться,
я понял, что заблуждаюсь, услышав твою беседу
с местной старухой. Язык оказался смесью
вечнозеленого шелеста с лепетом вечносиних
волн - и настолько стремительным, что в течение разговора
ты несколько раз превратился у меня на глазах в нее.
"Кто она?" - я спросил после, когда мы вышли.
"Она?" - ты пожал плечами. "Никто. Для тебя - богиня".

IV

Сделалось чуть прохладней. Навстречу нам стали часто
попадаться прохожие. Некоторые кивали,
другие смотрели в сторону, и виден был только профиль.
Все они были, однако, темноволосы.
У каждого за спиной - безупречная перспектива,
не исключая детей. Что касается стариков,
у них она как бы скручивалась - как раковина у улитки.
Действительно, прошлого всюду было гораздо больше,
чем настоящего. Больше тысячелетий,
чем гладких автомобилей. Люди и изваянья,
по мере их приближенья и удаленья,
не увеличивались и не уменьшались,
давая понять, что они - постоянные величины.
Странно тебя было видеть в естественной обстановке.
Но менее странным был факт, что меня почти
все понимали. Дело, наверно, было
в идеальной акустике, связанной с архитектурой,
либо - в твоем вмешательстве; в склонности вообще
абсолютного слуха к нечленораздельным звукам.

V

"Не удивляйся: моя специальность - метаморфозы.
На кого я взгляну - становятся тотчас мною.
Тебе это на руку. Все-таки за границей".

VI

Четверть века спустя, я слышу, Вертумн, твой голос,
произносящий эти слова, и чувствую на себе
пристальный взгляд твоих серых, странных
для южанина глаз. На заднем плане - пальмы,
точно всклокоченные трамонтаной
китайские иероглифы, и кипарисы,
как египетские обелиски.
Полдень; дряхлая балюстрада;
и заляпанный солнцем Ломбардии смертный облик
божества! временный для божества,
но для меня - единственный. С залысинами, с усами
скорее а ла Мопассан, чем Ницше,
с сильно раздавшимся - для вящего камуфляжа -
торсом. С другой стороны, не мне
хвастать диаметром, прикидываться Сатурном,
кокетничать с телескопом. Ничто не проходит даром,
время - особенно. Наши кольца -
скорее кольца деревьев с их перспективой пня,
нежели сельского хоровода
или объятья. Коснуться тебя - коснуться
астрономической суммы клеток,
цена которой всегда - судьба,
но которой лишь нежность - пропорциональна.

VII

И я водворился в мире, в котором твой жест и слово
были непререкаемы. Мимикрия, подражанье
расценивались как лояльность. Я овладел искусством
сливаться с ландшафтом, как с мебелью или шторой
(что сказалось с годами на качестве гардероба).
С уст моих в разговоре стало порой срываться
личное местоимение множественного числа,
и в пальцах проснулась живость боярышника в ограде.
Также я бросил оглядываться. Заслышав сзади топот,
теперь я не вздрагиваю. Лопатками, как сквозняк,
я чувствую, что и за моей спиною
теперь тоже тянется улица, заросшая колоннадой,
что в дальнем ее конце тоже синеют волны
Адриатики. Сумма их, безусловно,
твой подарок, Вертумн. Если угодно - сдача,
мелочь, которой щедрая бесконечность
порой осыпает временное. Отчасти - из суеверья,
отчасти, наверно, поскольку оно одно -
временное - и способно на ощущенье счастья.

VIII

"В этом смысле таким, как я, -
ты ухмылялся, - от вашего брата польза".

IX

С годами мне стало казаться, что радость жизни
сделалась для тебя как бы второй натурой.
Я даже начал прикидывать, так ли уж безопасна
радость для божества? не вечностью ли божество
в итоге расплачивается за радость
жизни? Ты только отмахивался. Но никто,
никто, мой Вертумн, так не радовался прозрачной
струе, кирпичу базилики, иглам пиний,
цепкости почерка. Больше, чем мы! Гораздо
больше. Мне даже казалось, будто ты заразился
нашей всеядностью. Действительно: вид с балкона
на просторную площадь, дребезг колоколов,
обтекаемость рыбы, рваное колоратуро
видимой только в профиль птицы,
перерастающие в овацию аплодисменты лавра,
шелест банкнот - оценить могут только те,
кто помнит, что завтра, в лучшем случае - послезавтра
все это кончится. Возможно, как раз у них
бессмертные учатся радости, способности улыбаться.
(Ведь бессмертным чужды подобные опасенья.)
В этом смысле тебе от нашего брата польза.

X

Никто никогда не знал, как ты проводишь ночи.
Это не так уж странно, если учесть твое
происхождение. Как-то за полночь, в центре мира,
я встретил тебя в компании тусклых звезд,
и ты подмигнул мне. Скрытность? Но космос вовсе
не скрытность. Наоборот: в космосе видно все
невооруженным глазом, и спят там без одеяла.
Накал нормальной звезды таков,
что, охлаждаясь, горазд породить алфавит,
растительность, форму времени; просто - нас,
с нашим прошлым, будущим, настоящим
и так далее. Мы - всего лишь
градусники, братья и сестры льда,
а не Бетельгейзе. Ты сделан был из тепла
и оттого - повсеместен. Трудно себе представить
тебя в какой-то отдельной, даже блестящей, точке.
Отсюда - твоя незримость. Боги не оставляют
пятен на простыне, не говоря - потомства,
довольствуясь рукотворным сходством
в каменной нише или в конце аллеи,
будучи счастливы в меньшинстве.

XI

Айсберг вплывает в тропики. Выдохнув дым, верблюд
рекламирует где-то на севере бетонную пирамиду.
Ты тоже, увы, навострился пренебрегать
своими прямыми обязанностями. Четыре времени года
все больше смахивают друг на друга,
смешиваясь, точно в выцветшем портмоне
заядлого путешественника франки, лиры,
марки, кроны, фунты, рубли.
Газеты бормочут "эффект теплицы" и "общий рынок",
но кости ломит что дома, что в койке за рубежом.
Глядишь, разрушается даже бежавшая минным полем
годами предшественница шалопая Кристо.
В итоге - птицы не улетают
вовремя в Африку, типы вроде меня
реже и реже возвращаются восвояси,
квартплата резко подскакивает. Мало того, что нужно
жить, ежемесячно надо еще и платить за это.
"Чем банальнее климат, - как ты заметил, -
тем будущее быстрей становится настоящим".

XII

Жарким июльским утром температура тела
падает, чтоб достичь нуля.
Горизонтальная масса в морге
выглядит как сырье садовой
скульптуры. Начиная с разрыва сердца
и кончая окаменелостью. В этот раз
слова не подействуют: мой язык
для тебя уже больше не иностранный,
чтобы прислушиваться. И нельзя
вступить в то же облако дважды. Даже
если ты бог. Тем более, если нет.

XIII

Зимой глобус мысленно сплющивается. Широты
наползают, особенно в сумерках, друг на друга.
Альпы им не препятствуют. Пахнет оледененьем.
Пахнет, я бы добавил, неолитом и палеолитом.
В просторечии - будущим. Ибо оледененье
есть категория будущего, которое есть пора,
когда больше уже никого не любишь,
даже себя. Когда надеваешь вещи
на себя без расчета все это внезапно скинуть
в чьей-нибудь комнате, и когда не можешь
выйти из дому в одной голубой рубашке,
не говоря - нагим. Я многому научился
у тебя, но не этому. В определенном смысле,
в будущем нет никого; в определенном смысле,
в будущем нам никто не дорог.
Конечно, там всюду маячат морены и сталактиты,
точно с потекшим контуром лувры и небоскребы.
Конечно, там кто-то движется: мамонты или
жуки-мутанты из алюминия, некоторые - на лыжах.
Но ты был богом субтропиков с правом надзора над
смешанным лесом и черноземной зоной -
над этой родиной прошлого. В будущем его нет,
и там тебе делать нечего. То-то оно наползает
зимой на отроги Альп, на милые Апеннины,
отхватывая то лужайку с ее цветком, то просто
что-нибудь вечнозеленое: магнолию, ветку лавра;
и не только зимой. Будущее всегда
настает, когда кто-нибудь умирает.
Особенно человек. Тем более - если бог.

XIV

Раскрашенная в цвета зари собака
лает в спину прохожего цвета ночи.

XV

В прошлом те, кого любишь, не умирают!
В прошлом они изменяют или прячутся в перспективу.
В прошлом лацканы уже; единственные полуботинки
дымятся у батареи, как развалины буги-вуги.
В прошлом стынущая скамейка
напоминает обилием перекладин
обезумевший знак равенства. В прошлом ветер
до сих пор будоражит смесь
латыни с глаголицей в голом парке:
жэ, че, ша, ща плюс икс, игрек, зет,
и ты звонко смеешься: "Как говорил ваш вождь,
ничего не знаю лучше абракадабры".

XVI

Четверть века спустя, похожий на позвоночник
трамвай высекает искру в вечернем небе,
как гражданский салют погасшему навсегда
окну. Один караваджо равняется двум бернини,
оборачиваясь шерстяным кашне
или арией в Опере. Эти метаморфозы,
теперь оставшиеся без присмотра,
продолжаются по инерции. Другие предметы, впрочем,
затвердевают в том качестве, в котором ты их оставил,
отчего они больше не по карману
никому. Демонстрация преданности? Просто склонность
к монументальности? Или это в двери
нагло ломится будущее, и непроданная душа
у нас на глазах приобретает статус
классики, красного дерева, яичка от Фаберже?
Вероятней последнее. Что - тоже метаморфоза
и тоже твоя заслуга. Мне не из чего сплести
венок, чтоб как-то украсить чело твое на исходе
этого чрезвычайно сухого года.
В дурно обставленной, но большой квартире,
как собака, оставшаяся без пастуха,
я опускаюсь на четвереньки
и скребу когтями паркет, точно под ним зарыто -
потому что оттуда идет тепло -
твое теперешнее существованье.
В дальнем конце коридора гремят посудой;
за дверью шуршат подолы и тянет стужей.
"Вертумн, - я шепчу, прижимаясь к коричневой половице
мокрой щекою, - Вертумн, вернись".

1990

Категории: Стихи
Атмора камышинка2 04:53:29
Атмора (ориг. Atmora; альдм. Древний Лес), также Альтмора, — материк к северу от Тамриэля, сейчас покинутый, а в древности населённый людьми.

География Править
В «Песнях возвращения», повествующих об Исграморе и его Соратниках, Атмора постоянно упоминается с эпитетом «зелёная» или «вечнозёленая». Но описания этой земли, которую покидало местное население, со временем радикально меняются, рисуя картину постепенно умирающей земли, сковываемой льдами. Нынешние экспедиции в Атмору находят почти безжизненное царство вечной зимы, где нет никаких признаков человеческого присутствия. Без сомнения, все те, кто не смог спастись бегством в Тамриэль, погибли много веков назад из-за всё ухудшающегося климата. По всей видимости, Атмора и до наступления ледников была не самым гостеприимным местом. Ранние недийские народы, пришедшие с Атморы, были охотниками, не имевшими никакого понятия о сельском хозяйстве.
Из этого можно сделать вывод, что климат континента был слишком холоден для возделывания земель. Тем не менее, Атмора была достаточно густо населена — сохранились даже упоминания городов. Примером этого может стать Йолкурфик, город на южном побережье. Можно сделать вывод, что когда-то на Атморе было достаточно тепло для поддержания жизни большого населения, но медленное похолодание со временем вызвало нехватку ресурсов и миграцию на юг. Длилось это постепенное похолодание довольно долго, пока не закончилось ледниковым периодом.
«В Меретическую Эру, когда Исграмор впервые ступил на землю Тамриэля, его люди принесли с собой веру, почитавшую богов-животных. Ряд учёных полагают, что эти первобытные люди на самом деле почитали известных нам божеств, лишь в форме тотемных животных. Они обожествляли ястреба, змею, мотылька, сову, кита, медведя, волка, лису и дракона. Время от времени эти каменные тотемы, ныне сломанные, попадаются в самых отдалённых уголках Скайрима».

Даже на самых старых барельефах в Скайриме изображение бога в виде тотемного животного всегда дублируется антропоморфным изображением того же бога.
Примечание: неизвестно, является ли это нововведением, появившимся на Тамриэле, или такое двойственное изображение богов — традиция атморцев. Ведь есть и возможность того, что на Атморе поклонялись богам лишь в форме животных, совершенно не антропоморфным.
«Главным среди всех животных был дракон… Драконы охотно приняли на себя роль людских богов-королей. В конце концов, не были ли они созданы по образу самого Акатоша? Не превосходили ли они во всех отношениях толпы маленьких мягкотелых существ, которые им поклонялись? Для драконов власть равнялась правде. У них была власть, а значит правда на их стороне. Драконы предоставили драконьим жрецам небольшую часть своей власти в обмен на абсолютное повиновение. Драконьи жрецы, в свою очередь, правили людьми наравне с королями. Драконам, разумеется, не было дела до того, чтобы собственно править».Особенный интерес представляет следующий отрывок: «На древнем языке нордов его (дракона) называли „дра-гкон“. Иногда также употреблялся термин „дов-ра“, но из какого он языка и какова его этимология — неизвестно. Никому не было дозволено произносить эти имена, кроме драконьих жрецов».

Становится понятно, что на Атморе всё-таки существовала письменность, но это была не письменность нордского языка, а письменность другого языка — языка драконов. Это был тайный язык, доступный лишь для жрецов и предназначавшийся для священных целей. Исграмор же был создателем письменности «для мирян». Исследование и переводы многочисленных надписей на языке драконов можно найти в работе Хелы Трижды Искусной «Драконий язык: больше не миф».

В своей работе Бьорик также упоминает «великие храмы», воздвигавшиеся Культом драконов. В этом контексте необходимо упомянуть Лабиринтиан. Когда-то эти мрачные, зловещие руины служили храмом, в котором поклонялись драконам. Постепенно вокруг храма образовался большой город, названный Бромьунар. Некоторые исследователи полагают, что Бромьунар был столицей Скайрима во времена наивысшего расцвета Культа драконов. До нас дошло слишком мало записей той эпохи, чтобы подтвердить или опровергнуть это утверждение, но точно известно, что верховные жрецы Культа собирались в Лабиринтиане, чтобы обсудить ключевые вопросы правления. Однако с упадком Культа драконов Бромьунар был заброшен.
В Бромьунаре «сохранился» алтарь девяти из верховных жрецов Культа драконов. Можно только гадать, повторяла ли организация Культа драконов атморские образцы, или возникла уже в Скайриме.
В легендах можно найти несколько свидетельств о том, что когда-то Атмора была населена и альдмерами. Так, альтмерская легенда «Сердце мира» (изложенная в «Мономифе») повествует о том, что «Ауриэль не может спасти Альтмору, Древний Лес, и тот захватывают люди».
Брат Михаэль Каркуксор в своей работе «Разновидности веры в Империи» относит начало почитания нордами Оркея, заимствованного бога, к «временам владычества альдмеров в Атморе». Тем не менее, свидетельств настолько мало, что практически ничего нельзя сказать об атморских мерах.
Надо отметить, что норды не считают себя коренными жителями Атморы. В первом издании «Путеводителя» сообщается, что по нордским легендам, люди были созданы на Тамриэле, в Скайриме, на Глотке Мира. Это же подтверждается и археологическими находками, свидетельствующими о том, что люди уже жили в Тамриэле к моменту возвращения атморцев.
Тем не менее, приход людей на Атмору произошёл, судя по всему, ещё в Эру Рассвета. Были ли уничтожены меры Атморы сразу и полностью, или две расы сосуществовали какое-то время — неизвестно.Атморанс­кий Культ Дракона не прижился на Тамриэле. Вновь обратимся к Торхалу Бьорику:

«В Атморе, откуда пришёл Исграмор со своими людьми, драконьи жрецы собирали дань, устанавливали законы и определяли устои жизни, благодаря чему между драконами и людьми сохранялся мир. В Тамриэле они стали куда менее милостивы. Неизвестно, что стало причиной — властолюбивый драконий жрец, кто-то из драконов, или же ряд слабых королей. Как бы там ни было, драконьи жрецы стали править железной рукой, низведя остальное население практически до уровня рабов.

Когда народ поднялся на восстание, драконьи жрецы ответили репрессиями. Когда же драконьи жрецы уже не могли собирать дань и контролировать народные массы, драконы отреагировали быстро и жестоко. Так началась Война драконов.

Поначалу люди гибли тысячами. В древних текстах говорится, что несколько драконов встали на сторону людей. Неизвестно, почему они так поступили. Жрецы Девяти Божеств заявляют, что сам Акатош вмешался в происходящее. Эти драконы научили людей магии, с помощью которой те могли дать отпор в неравной схватке. Положение стало меняться, и драконы тоже стали погибать.

Война была долгой и кровопролитной. Драконьих жрецов свергли, а драконов массово уничтожали. Выжившие драконы пустились в бега и избрали жизнь изгоев вдали от людей».

Точную дату начала и конца Войны Драконов установить не представляется возможным. Тем не менее, сохранился документ, относящийся к 1Э 139–140, ко времени правления короля Харальда. Это дневник Скорма Снежного Странника. Стоит процитировать запись от 27-ого дня месяца Заката солнца, 1Э 139: «Звучит невероятно, но похоже, что мы натолкнулись на крупное убежище адептов Драконьего Культа, которые считались истреблёнными в ходе Драконьей войны». Это значит, что Драконья война к тому времени уже закончилась.

Вернёмся к «Войне драконов» Бьорика: «Сам же Культ драконов приспособился и выжил. Адепты построили драконьи курганы, в которых захоронили останки погибших в ходе войны драконов. Согласно их верованиям, придёт день, когда драконы поднимутся вновь и вознаградят верных». И выше ещё одна цитата: «Многие из них [(храмов Драконьего культа)] дошли до наших времён как древние руины, населённые драуграми и неупокоенными драконьими жрецами».

Судьба Культа драконов подробно описана в работе Бернадетты Бантьен из Коллегии Винтерхолда «Среди драугров».

Атморский тотемный культ сменился Культом драконов во главе с Драконом (Алдуином), а тот — имперским культом Восьми. Распространение Алессианской доктрины в IV веке способствует трансформации религии Скайрима в сторону Восьмибожия, сформулированного Алессией. Для нордов это означало исключение Шора из Восьми и возвращение поклонения Дракону — на этот раз Акатошу. Алессианские реформы не были приняты в Скайриме: разразилась война Престолонаследия. Если последний король до войны, Боргас, был алессианцем, то короли Кьорик Белый и Хоуг Мероубийца воюют с Алессианским Орденом. Тем не менее, семь общих богов из Восьмибожия сиродильского и скайримского обряда должны были всё больше походить друг на друга. Это неизбежное следствие развития торговли и других видов контакта народов двух стран. Впрочем, на первых порах были сильны традиционалистские настроения. После гибели Хоуга королём был избран Вулфхарт Атморский: «…первый указ нового правителя: Вулфхарт восстанавливал традиционный нордический пантеон. Эдикты объявлялись вне закона, их жрецы приговаривались к казни, а храмы уничтожались. Тень короля Боргаса была предана забвению. За свою фанатичность король Вулфхарт был назван Языком Шора, а также Исмиром, Драконом Севера»



вторник, 14 августа 2018 г.
Либо я ищу второе дно, либо я реально могу по интонации и голосу... aйзек 21:41:28
Либо я ищу второе дно, либо я реально могу по интонации и голосу, исходящих из телефонной трубки, определить, хорошо или плохо настроен человек и как пройдет с ним встреча. Да ладно! Глупость это все, любой может определить.
Что касается бухгалтерской - ну нет, я туда не пойду. Странно, мне казалось, что это будет мне по душе, но врать себе оказалось сложнее, и я сейчас очень хочу вернуться в маркетинг, все приходит в сравнении. Я думаю, что если спустя долгое время с маркетингом ничего не вырулится и с работой в боше тоже, то, конечно, я снова пойду работать на первичку, но бляяяяя ЭТО ПРОСТО КАК ИДТИ ПРОТИВ СЕБЯ. Реально: я еще никогда в жизни до этого не сталкивалась с тем, что работа может не подходить, потому что в маркетинг попала случайно в свое время и это оказалось лучшим вариантом, в котором у меня уже были навыки, приобретенные до. Мне просто казалось, что человек такое гибкое существо - со всем может смириться, всему может обучиться, но против себя не попрешь.

В общем не знаю. Я так искала утешения в ковырянии в бумажках. Боюсь, что работая в боше в отделе качества, случится та же история, но с другой стороны там меня будут уже мотивировать и деньги, и сам непосредственно опыт. Короче вообще бардак какой-то в голове. Меня еще ужасно угнетает то, что в моем городе от слова совсем нет маркетинговых агенств, где можно было бы поработать и с крутыми специалистами в совершенно разных проектах, а не на одну компанию (это если ты локальный маркетолог, к примеру).

На бош тоже мало надежд... Вроде, вот, у меня остался последний этап отбора - личное собеседование с руководителями в моем городе, но я реально боюсь, что найдется кто-то лучше меня, а это куда более возможно, без пессимизма - просто я полный ноль в автомобилях, не думаю, что смогу выкатить на одном "показаться умной другим, даже если такой не являешься".
понедельник, 13 августа 2018 г.
we don't have to leave Рэдрик Шухарт. 20:23:04
ух, за окном скоро будет осень, большая часть лета позади. Но это лето было потрясающим.

В самом начале лета прилетала Саша. И да, с ней иногда немного трудно, иногда я совсем не узнаю ее, но я безумно люблю свою сестру. И было много веселых и крутых моментов с ней. Было очень много прикольных моментов, когда мы бил все втроем. Аня, конечно, пичкала нас аниме. Но она давно предупреждала, и в целом было прикольное аниме, но два сезона и пять спешалов залпом было многовато.
Надеюсь, что в следующем году будет еще лучше. И мы сможем в скором времени спокойно общаться все втроем и уйдет эта некая возрастная разница, которая периодически возникает у нас.

Во второй неделе июня был такой долгожданный отпуск. Неделя в Сочи. Стояла просто потрясающая погода: солнце, жара, не было даже ни одного пасмурного дня. Море, бассейн на крыше отеля, маленький, но уютный и очень чистый номер. Но самое главное - компания. Очень приятно, очень легко, очень спокойно, но вместе с тем весело и ни капли скуки. И меня безумно порадовало, что получилось комфортно в плане настроения отпуска: не было такого, чтобы кто-то хотел лежать, а кто-то гулять. Все было вместе и здорово.
Конечно, море - это моя любовь, потому что волны, вода и плавание. Просто лежать в воде, чувствовать волны, отключаться от мира - потрясающе. И мы даже как-то обсуждали, почему я так люблю этот процесс. Да, я очень много гружусь там, где этого можно избежать.
В Сочи очень красиво: потрясающе много деревьев, весь город протянут вдоль моря, поэтому с возвышений открываются удивительные виды. Площадка в дендрарии просто захватывает дух. Но самый шик, конечно, - Роза Хутор. Четыре канатные дороги, которые поднимают на высоту более, чем два километра. И на смотровой площадке все еще лежит снег. Но горы, боже, какие там горы. Это не описать словами.
А еще каким-то образом, у меня даже есть фотографии со мной из Сочи. Оказывается, что кое-кто любит незаметно делать фото. И это прикольно.

На работе пока что-то непонятное. Я до сих пор сижу на физиках, и видимо пока там и останусь. Плюс, в целом грядет процесс реорганизации и есть шанс, что всех нас сократят к чертям и придется искать работу. Но есть шанс, что нас оставят. Пока непонятно, но часть народа уже начинает ливать. Посмотрим, что будет.
Пока у меня добавятся маленькие новые обязанности с понедельника. И, возможно, меня пересадят к окошку. Но даже если я останусь на старом месте, это не важно.
Впереди у меня рабочая суббота, и я с нетерпением жду ее. Я как-то давно уже не работала в субботу и даже соскучилась по пустому и тихому офису.

Я сейчас лечусь, уже второй месяц разбираюсь со своими хернями. Параллельно закидываюсь пустырником и глицином. Все потому, что я слишком люблю паниковать и быстро начинаю беситься. Не знаю, конечно, насчет глицина, но пустырник как будто немного помогает.
За последние 5 месяцев я сильно похудела. Сначала я думала, что разносились джинсы. Потом, что это водный баланс и я просто немного сбросила. Потом, что это подготовка к марафону и это пробежки по 10-15 км в неделю. Потом, что это сон, спорт и почти полное отсутствие сладкого. Сейчас уже и не знаю, что думать. Я ничего не делаю, но вес потихоньку уходит. В сочетании с тем, что у меня стали сильно выпадать волосы, это наводит на не очень мысли.
Но тут может быть дело в том, что июнь выдался несколько беспокойным, и я все еще разбираюсь с последствиями своей паники. Антон сильно заболел в начале июня, отпуск и вообще много всего было под вопросом. И, конечно, без волнения и приступов паники тут не обошлось. Но эта история закончилась хорошо, чему я очень и очень рада. Потом мне пришлось закидываться таблетками, и было непонятно, сработали или нет, поэтому я тоже успела попаниковать. А потом очень волновалась и переживала за Сашу, но с ней тоже вроде стала налаживаться ситуация.

Бабушка сейчас уехала, Саша тоже уехала, и я осталась одна. Очень тихо, спокойно, все на своих местах. Потрясающе.

И в целом, сейчас все так хорошо. Очень уютно, спокойно и иногда сердечко замирает от милостей. И я, наверно, отвыкла или просто не привыкла, к такой заботе, окружению и ощущениям. Потому что иногда я чувствую себя супер маленькой девочкой, которую крепко обнимают и прижимают к себе. И это так удивительно. Никто не хочет изменить меня, никто не говорит, что сделает меня лучше, никто не запрещает мне что-то делать. Я встречаю только поддержку и энтузиазм, что бесконечно радует.
Пока мы гуляем по икее, выбираем мебель в мою будущую (очень абстрактную еще) квартиру, рассуждаем, какой будет у меня щенок, выбираем, куда поехать в следующий отпуск, и где можно жить. И все так потрясающе. Правда, иногда кажется, что все очень серьезно. И мне немного страшно, потому что я такого не ожидала, но в то же время я совсем не против.
А уж последние выходные были самыми лучшими за очень долгое время.
Кстати, я рассказала про то, что веду дневник. И, боже, он понимает мое желание не давать читать его. Это потрясающе.

Было еще много чего: выставка Бэнки, день рождения Гены, туса в Дмитрове с Владами и Олями, встречи с Бомбалейо и Аделей, собрание по ШК.
Но, возможно, расскажу об этом скоро.

А пока пора спать.
воскресенье, 12 августа 2018 г.
первый шаг Too Busy Crying 16:19:10
Вот ты и нашёл истину, сформулированную в одном единственном предложении. А оказалось, что это ещё далеко не конец. Её теперь нужно познать.

Снова краем глаза заглянула в свою суть и ужаснулась. Тут и одного взгляда достаточно, чтобы вызвать полное отвращение к себе, а это чудовище предстоит полностью рассмотреть. И что делать мне с этим чудовищем?

Помню, как мне нравилось одиночество каких-нибудь пару лет назад. Сейчас боюсь оставаться одна. Стоило пару дней понаблюдать за мыслями в своей голове, и нетерпимость вернулась. Удалось ненадолго остановить этот дикий поток, но я ненавижу его, потому что оно убивает меня, но кажется, что только оно может меня спасти сейчас.

Вот, чем ты стала теперь. И с этим труднее справиться, в это не хочется верить. Сидишь в этой темноте, желая побега, а каждый новый шаг в понимании и осознании себя только разочаровывает.

Но сейчас, уединившись от людей (по сути, прекратив общение с ними), чувствую себя немного спокойнее. Остался только К., но только он и должен быть. А причина этого спокойствия сокрыта в одной из многочисленных сторон этого чудовища, которая вызывает жалость к себе.

Первый шаг, в пустоту, сделан.
Я живу с социопатом семнадцать лет, каждый день полит моими слезами... Natsuo.Vatashi. 06:14:01
Я живу с социопатом семнадцать лет, каждый день полит моими слезами, Вы все верно написали- мой муж в глазах общества веселый отзывчивый трудяга, всем поможет и посмеётся. Но вот в семье это монстр, меня, жену , в сорок лет за провинности с его точки зрения ставит на колени, отбирает ключи от квартиры, снимает с меня украшения, выталкивает из квартиры. Искренне говорит что мои слезы его сексуально возбуждают. Детей не содержит, дочь в семь лет отдал свекровин, сына в девять теще, их быт и жизнь не интересует, работать в его понимании это заниматься стройкой и ремонтом своих гаражей, живем на мою зарплату и я ей не распоряжаюсь, моя жизнь это непрекращающийся кошмар. Два раза я пыталась покончить с собой, меня лечили вальдоксаном три года. Я так хочу уйти от него, да только я уже уходила и он нанимал людей и мне угрожали, бил стекла в съемной квартире, заплатил и мне в подвале запихали памперс в трубу канализации и нас с сыном затопило канализацией, сделал монтаж что я проститутка и выложил в сеть, разбил мою машину. А потом пришёл в школу и как отец забрал сына. Я вернулась и все имущество отдала ему. Я презираю и ненавижу себя за малодушие, ощущаю себя использованным презервативом, вот как так случилось что я , медсестра хирургии, смешливая и добрая, думаю о смерти и не хочу жить
суббота, 11 августа 2018 г.
я тут новый) Rir Rita 18:30:08
 
Привет, пишите мне, кто хочет)
новая для меня платформа.
В "интересах" все очень коротко, но понятно.
вот так.


Музыка The Pretty Reckless My Happy Ending
Настроение: нет настроения
Хочется: веганского кокосового мороженого
Рабочие будни не так страшны, когда... Jane Toxic 16:20:13
Рабочие будни не так страшны, когда есть аудиокниги, с одной стороны ты работаешь, но вроде б ты погружен в мир книги, которую зачитывает автор. Раньше я никогда такого не понимала и проще было самой б прочесть и внутренний голос так б не негодовал, но с одной стороны я настолько к этому привыкла и что все это время на работе провожу полезно и при этом процесс не стоит на месте и время идет быстрее... :)­ Пора отработать весь отпуск. Я, конечно, задолбалась за эту неделю, но очень рада хотя б 1-му выходному.
"У Сфинкса теперь всё по-другому..." Золя КрАсных в сообществе Гнездовище 08:29:52
http://dlmn.info/ru/­mariam-petrosyan-u-s­finksa-teper-vse-po-­drugomu/

Общительная, говорливая, юморная, смех–колокольчик, стремительный, бурный поток слов. Хозяюшка — и пол начистит, и накормит вкусно. Заботливая мать… Звезда русской прозы. Столько ипостасей…

Нет, не такой рисовало мне воображение эту женщину – автора толстенной книги. Представлялась она мне молчаливой: и как иначе, разве драгоценный бисер мыслей не для бумаги только?! Необщительной – будто времени нет и охоты тоже – не до нас ей, смертных. Серьезной и с флером отстраненной усталости: еще бы, после бесконечной писанины – хватит ли сил на что-то еще? Высокомерной – она ведь автор всероссийского бестселлера; мало кому выпадает на долю столь оглушительный успех. Но вот ведь как бывает. Она другая – совсем.


Зовут ее Мариам Петросян, а детище ее — роман «Дом, в котором…», за короткий срок превратился в объект поклонения, прочно закрепив за собой статус культового.

Жилище Мариам находится в непосредственной близости от дома-музея Мартироса Сарьяна – великого художника и, по совместительству, дедушки героини нашего рассказа. Гостей она принимает на кухне – ровно так, как я люблю. Каждый сантиметр здесь буквально пропитан духом хозяйки, наполнен теплотой домочадцев. Кухня в коричнево-белых тонах необычайна уютна и гостеприимна. Нет тут никакого супер-ремонта, а в самом центре овального стола красуется тыква – цвета осени. Повсюду глаз выхватывает какие-то симпатичные предметы: книги, ящички из соломы, стаканчики. Домашние любят здесь бывать в любое время суток – это очевидно. Кареглазый мурлыкающий красавец – не исключение; пока мы беседуем — все норовит что-нибудь стащить со стола. А потом — осторожно так — подходит, принюхиваясь к ранее неведомому запаху — журналистского любопытства, видимо.

Но начнем сначала…

Мало кто в Армении знает, что рядом с нами живет, ходит по ереванским улицам автор потрясшей некогда российскую литературную общественность книги «Дом в котором…». Роман вышел в свет в России в 2009 году, после чего был неоднократно переиздан, получил ряд престижных премий, вызвав также восторженные отклики критиков. Книга доступна и в аудиоформате. Покопавшись немного в интернете, обнаружите великое множество всевозможных фан-клубов: молодые люди делают иллюстрации к роману, косплеи героев, всячески подражая их повадкам и манерам. Обсуждают, хвалят, спорят, перечитывают.


Сразу по окончании школы, 17-летняя Мариам садится за написание книги на русском языке — такой, которую ей захотелось бы читать самой. Писала долгие годы: стирала, переписывала, ругалась с плодами собственного воображения, мирилась и даже замуж выходила с ними вместе.

«Арташес, мой муж, наверняка чуть с ума не сошел из-за моей книги. Я все время ему рассказывала о том, как развиваются события, зачитывала целые отрывки, потом все меняла и зачитывала снова. Он так и не прочел ее после публикации. Если бы прочел, то был бы очень удивлен, ведь многое так и не вошло в окончательный вариант», — смеется Мариам, рассказывая как в ходе одной из пресс-конференций в Москве буквально потрясла публику этим известием. Так ломался широко распространенный в российском обществе стереотип о кавказских мужчинах-домостроев­цах, буквально привязывающих своих жен к плите и к быту. Рассказом о муже-друге, муже-помощнике Мариам попыталась опровергнуть клише.

Как получилось, что книгой заинтересовалось известное российское издательство Livebook?

«Я уже много раз рассказывала, что не сделала буквально ничего для того, чтобы опубликовать свой роман», — улыбается Мариам и приступает к пересказу долгой истории о том, какой путь прошла книга прежде чем попасть в руки издателя.

Имея несколько рукописных копий книги, как-то, будучи на рабочем месте, Мариам решает набрать текст на компьютере. «На работе у нас был принтер, что дало мне прекрасную возможность набрать и распечатать книгу целиком. В итоге мне удалось сшить три разных варианта книги в твердом переплете», — вновь смеется Мариам, добавляя, что в нынешний вариант романа (1000 страниц) вошла лишь середина оригинала, концовка и начало были исключены.

В лихие 90-е Мариам с мужем пришлось переехать на заработки в Москву, где они провели 2 года.

Прожив некоторое время на квартире у тетушки одного из знакомых – Эллы, перед возвращением в Ереван, Мариам решает подарить хозяйке в благодарность за гостеприимство одну из трех распечаток романа. Годы спустя, Мариам звонят из Москвы и просят разрешения на издание романа «Дом, в котором…». Оказалось, что тетушка Элла прочла книгу, и она ей очень понравилась. Далее она дала почитать книгу своему сыну, который тоже прочел и тоже был впечатлен. Сын передал знакомому, знакомый – другому, и так книга переходила из рук в руки целую вечность, пока, наконец, не нашла своего издателя. А издателю, в свою очередь, пришлось восстанавливать всю длинную цепочку — ведь Мариам не удосужилась даже подписать свое творение!

Получив странный звонок, наша героиня переполошилась: все не могла вспомнить какой именно вариант оставила в подарок тетушке Элле. И, самое главное, книга ведь неокончена, ей нужно время, чтобы довести все до толку. «Спросили, сколько времени вам, нужно. Год, ответила я. Мне казалось, что издатели не согласятся, но они согласились. Сразу оговорюсь, года мне не хватило. Вплоть до самого последнего момента, уже в процессе окончательной редакции, я находила в своих записях новые сцены, и все отправляла, отправляла. Уверена, я их умудрилась свести с ума», — смеется писательница.

Идея

Мариам не любит отвечать на этот вопрос. Она и не помнит как именно 17-летней девчушке пришло в голову делать заметки на полях школьной тетради о каком-то парне, которого привели в какое-то место, где он оставаться не хотел. Автор на протяжении 20 лет очень демократично относилась к своим персонажам, позволяя им самим принимать решения и жить своей жизнью. «У меня есть такое качество – очень непрофессиональное:­ я не сажусь за написание истории с готовой и полноценной идеей в голове. Я начинаю ее писать, мне интересно, продолжаю писать, чтобы понять какой может быть финал». У героев книги своеобразные прозвища: Сфинкс, Табаки, Слепой, Рыжий, Череп. На вопрос, как именно подбирались имена героям, автор отвечает: «они пришли в этот мир уже с именами».



Рисование

Я долго размышляла о той невидимой родственной связи, тонкой нити, что обязательно должна быть между великим художником и его внучкой. Не находила никаких взаимосвязей, кроме очевидного – «талантливый» ген дал о себе знать. И вдруг осенило: ведь стены главного героя повествования – Дома (который всегда пишется с большой буквы, кстати), были под завязку расписаны. Автор детально и бережно описывает каждый штрих, создавая иллюзию собственной причастности к процессу рисования. Неудивительно, что поклонники книги по всей России находили ветхие заброшенные дома советского типа и разрисовывали их, пытаясь с точностью воссоздать описываемые в книге картины, давая им, таким образом, новую жизнь.

Сюжет

Самым странным в нашей с Мариам беседе моментом стал спор о сюжетных линиях и их развитиях. Я концовку видела совсем иначе, а она написала другое. И смеемся. Она говорит, что именно по этой причине не любит давать интервью и отвечать на вопросы читателей. Ведь каждый смотрит на вещи сквозь призму собственного восприятия – со своей колокольни. Рассказываю Мариам, что читала книгу одновременно с подругой, и у нас постоянно возникали разночтения. Мы часто спорили, как ни странно, не о манере изложения и писательском таланте, а именно о сюжетных коллизиях и перипетиях.

Жизнь после книги

20 лет, даже чуть больше, Мариам буквально жила в созданном ею Доме. Даже представить сложно, как она сейчас обходится без него. «Вначале было тяжело, но я попыталась понять и принять тот факт, что книга уже живет своей жизнью», — говорит Мариам, добавляя, что в эпилоге она оставила для себя маленькую лазейку. «Если говорить честно, то я не удержалась и прошла-таки сквозь нее. Там теперь все иначе, все по-другому. У Сфинкса, например, есть руки. Пишу и удивляюсь, пытаюсь сосредоточиться на том, что он безрукий, а потом вижу как он берет тетрадь и начинает рисовать».

Если вы роман не читали, то эта информация покажется неважной и неинтересной, а если читали, то поймете, — что для Сфинкса руки!.. и вам будет радостно, как мне сейчас. Я помню как моему любимому Кузнечику (детское прозвище Сфинкса) было трудно писать этими неудобными протезами. Я еще помню, как велика была его радость, когда, обнаружив печатную машинку, он с восторгом напечатал первые буквы…

1000 страниц – лишь половина половины

После интервью делюсь с подругой, которая обожает «Дом, в котором…», великолепной новостью о том, что у Сфинкса появились руки, и что опубликованная история – лишь часть гораздо большее масштабного замысла Мариам. И тут мы обе понимаем, что хотим — нет, не так — безумно хотим прочесть все, что было до и было после. И пусть книга будет сырая и неотредактированная­, и пусть там даже не будет внятной фабулы, нам достаточно только номера страницы в самом ее низу…

У меня даже назрело маркетинговое решение по продвижению. Можно набрать и распространять книгу в с популярном в советские времена формате «самиздата». Это вызвало бы еще больший ажиотаж и интерес. Или вот, другое предложение: можно скрупулезно изучить тексты начальных трех вариантов книги и опубликовать новую, сохраняя при этом стилистику и дух оригинала.

А еще можно отобрать и включить в книгу лучшие из многочисленных иллюстраций, которые читатели создавали с таким тщанием, трепетом и любовью.



Категории: Домовское


Oh, honey > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
пройди тесты:
Ну что Каулитц,поиграем???(11)
Привязанность.
Слепая...14
читай в дневниках:
19014
19015
19016

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх